Эндосектоведение

д. Константин Селезнёв

Публикую с небольшими изменениями текст-расшифровку видеозаписи, которую я сделал 2 года назад в ответ на начатую тогда против о. Иоакима (Парра) кампанию. 


Здравствуйте, дорогие братья и сестры. Меня зовут д. Константин, и я служу в храме прп. Серафима Саровского в Старом Петергофе. В этом небольшом разборе я хотел бы поделиться с вами соображениями о том, какую роль в жизни нашей Церкви могут играть структуры, которые занимаются изучением сект и деструктивных культов. Естественно, на подобные рассуждения меня подвиг не чисто теоретический интерес, а те печальные события в нашей Церкви, связанные с именем архм. Иоакима (Парра) и монастыря прп. Марии Египетской (Mercy House), где он был игуменом. Но тем не менее соображениями я хотел поделиться как раз чисто теоретическими.

Некоторое время назад друзья прислали мне ссылку на форум Александра Леонидовича Дворкина, где был опубликован фильм, порочащий доброе имя о. Иоакима, и где сам Александр Леонидович недобро высказывается в его сторону. Но в этой статье я не хотел бы говорить о позиции Александра Леонидовича, более того, относился к нему с большим уважением, и продолжаю к нему так относиться, и, в принципе, в какой-то степени понимаю его позицию, ведь он специалист, а специалисту свойственно смотреть на мир через призму своей профессии. Скажем, врач-специалист по какой-то болезни во всех будет различать в той или иной степени ту болезнь, в которой он является специалистом. Не в этом дело. Я хотел бы поделиться здесь замечаниями общего характера.

Начну с истории, которая произошла со мною достаточно давно, где-то в начале 2000-х. Тогда у меня был добрый знакомый, который перешёл из харизматической церкви в лоно нашей Православной Церкви, и мы все очень радовались, и, кто как мог, пытались помочь ему. В частности, я дал ему почитать книгу "Сектоведение", учебник, написанный проф. А. Л. Дворкиным. По прошествии времени, когда он вернул мне книгу, я спросил его о том, что он думает по поводу этого учебника. Он сказал, что книжка ему очень понравилась, и добавил: «Но она нечестная». «Как же так?!» – удивился я. И он ответил мне: «Дело в том, что если применять эти принципы по отношению к сектам и разным группам, о которых мы, в принципе, априори знаем, что они плохие, то всё получается хорошо и гладко, но если быть честным, то мы увидим, что применение тех же критериев, приложенных по формальному принципу, к самой Православной Церкви выявит подобные группы и в ней самой. Допустим, монастыри, по крайней мере некоторые из них, пропущенные через призму взгляда специалиста по сектам, совершенно очевидно, не пройдут подобной проверки, и будут классифицированы как секты. Ведь и в ваших монастырях принято безусловное послушание, работа без оплаты труда, абсолютная власть игумена, и при этом через многие из них проходят большие финансовые потоки». 

Должен признать, я ещё тогда был озадачен ответом своего друга, потому что вынужден был согласиться с его доводами, и не нашёлся тогда, что ему ответить. Но от Церкви его это не оттолкнуло, и мы со временем просто забыли и тот разговор, и эту книгу. Помню, я тогда предположил, что рано или поздно сами сектанты прочитают эту книгу и возьмут изложенные в ней принципы на вооружение; и тогда уже они атакуют нашу Церковь, выставив нам в качестве аргумента наши же критерии, оценки и теоретические выкладки. Как оказалось, я ошибался, – не сектанты, а сами православные совершили этот переворот. 


Позвольте объяснить, что я имею в виду. Учебник по сектоведению предлагает 4 критерия для оценки того, является группа сектой или не является. Первый – это гуризм, второй – это организация, третий – это метод, и четвёртый – это эзотерический разрыв. Буквально в двух словах о каждом критерии:

Гуризм – это наличие харизматического лидера, которому все в той или иной степени безусловно подчиняются.

Организация – это создание некоторой структуры, за счёт которой и поддерживается эта группа. Кто-то занимается администрированием организации, кто-то занимается уборкой, кто-то деньгами, кто-то готовит пищу: создаётся некая структурная целостность. 

Метод – это значит, что у харизматического лидера данной группы должно быть некое знание, недоступное его последователям. Точнее, не недоступное, но то, которое у лидера есть, и без этого знания его последователи спастись не могут, поэтому они вынуждены прибегать к лидеру, чтобы получить это знание.

Эзотерический же разрыв означает, что в начале своего духовного пути члены этой группы получают одно представление или знание о секте и её методах, но потом, с течением времени, оно радикально меняется, и для избранных открывается новое знание, которое было сокрыто от них ранее.

Итак…


А если применить эти критерии по отношению к старчеству? – Тут сразу возникает внутреннее противление, даже отторжение. Думаю, мы все согласимся: вообще нельзя методы сектоведения применять по отношению к родному для нас Православию! Но в том-то и состоит парадокс рассматриваемой нами сейчас ситуации – я говорю про атаку на батюшку Иоакима (Парра) – это наше внутреннее дело! Это внутрицерковное, а не внешнецерковное событие. Про секты даже и не скажешь "внешнецерковное событие" – это вообще удалённые от нас события. Но данное событие не такое, оно происходит внутри Церкви. Этим оно и примечательно, что структура, предназначенная для того, чтобы бороться с внешними врагами, начинает искать и уничтожать "врагов" внутренних.

Давайте рассмотрим вопрос о том, могут ли эти четыре критерия быть применены по отношению к старчеству. Старцы могут быть истинными, старцы могут быть лжестарцами. 

Начнём с критерия гуризма: может ли он быть применён по отношению к лжестарцам? Безусловно да! – харизматический лидер. А по отношению к истинным старцам? Согласитесь, что, в принципе, по формальным признакам, тот же самый критерий может быть применён и по отношению к ним. Ведь и истинные старцы являются харизматическими лидерами тех групп, скажем, монастырей, которые они возглавляют или окормляют.

Критерий организации: в принципе, по этому признаку мы можем выбрать любой монастырь Русской Православной Церкви.

Критерий метода: естественно да! Ведь послушники за этим и приходят в монастырь, поскольку они полагают, что сами спастись не могут, потому что не обладают для этого достаточными знаниями и навыком. Им старец как раз для того и нужен, чтобы он мог научить их, наставить их на путь истинный. 

Эзотерический разрыв: и здесь мы находим похожее явление в духовной жизни православных христиан. Когда человек только начинает свой духовный путь, он думает о Вере и о Христе одним образом; но когда он возрастает в Вере, то обнаруживает, что христианский путь несколько сложнее, чем он думал вначале. Когда душа ещё тяготеет под бременем первородного греха, когда она ещё не очищена от страстей, но человек видит красоту Православия, то он тянется к нему, хочет спасения и очищения от своих грехов, но душа, испорченная страстями, она ещё эгоистична и хочет больше для себя, ищет духовного стяжательства. Когда же человек, войдя в Церковь, укрепляется в духовной жизни, он видит, что часто Господь ведёт его на крест, куда падшая душа идти не хочет. И вот это противоречие между желанием души, которая находится во власти падшего человеческого естества, и тем, что претерпел Христос, и куда Он возводит нас ради нашего очищения, и составляет подобие эзотерического разрыва в Православии. «Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Матф.16:24) – говорит Христос. Это слово некоторыми людьми переживается очень тяжело. Иуда предатель был таким. Не пережил ли и он некий "эзотерический разрыв" в своём следовании за Христом. Он ведь и отошёл от Христа, предал Его как раз по той причине, что его ожидания не совпали с тем, что ему открылось в конце.

Итак, мы рассмотрели все 4 критерия оценки того, является ли та или иная религиозная группа сектой. Очевидно, что если мы применим эти формальные критерии к тому или иному приходу или монастырю, то эти критерии могут дать сбой – условно говоря, всем этим критериям могут соответствовать все приходы и монастыри Русской Православной Церкви. 


Как же отличать секты от здоровых приходов и монастырей? Увы, увы, скорее всего, для этого понадобится ещё одни критерий: морально-этический, или, ещё хуже, эмоциональный: «Я так и думал! Я чувствовал, что здесь что-то не так!» Такой критерий по определению будет субъективным. Интересно, что уважаемый проф. А. Л. Дворкин в одном из своих выступлений достаточно прямо подтверждает эту догадку. Требование же субъективности сделает необходимым проведение экспертной оценки. В качестве иллюстрации того, что так оно всё и работает, приведу оценку, данную проф. А. Л. Дворкиным одному из высказываний о. Иоакима на его встрече с валаамскими монахами.

Один из монахов спрашивает архм. Иоакима о том, может ли монах, живя в монастыре, принимать самостоятельные решения, и тот даёт ответ, в котором утверждается, что в монастыре всё должно быть по послушанию. В частности, о. Иоаким говорит: «Каждый [монах] должен иметь духовника. Если у вас нет духовника, у вас есть дурак (fool), руководящий вашей жизнью, и этот дурак Вы!»[1] Проф. А. Л. Дворкин характеризует это высказывание как "формулу младостарчества" и следующим образом комментирует его: «Но цитата из самого архимандрита (которую я привел) подтверждает самые худшие опасения». – Как видите, во-первых, экспертной оценке предшествуют некие "опасения" –  чувства, а во-вторых, Александр Леонидович считает этот ответ "формулой младостарчества". А вот я так не думаю, и не один я – практически все монахи, с которыми я обсуждал этот вопрос, считают комментарий о. Иоакима верным по отношению к монашеству (а именно таков контекст вопроса и ответа на него). Но кто я и эти монахи, и кто проф. А. Л. Дворкин?! Я – дьякон из пригорода Санкт-Петербурга, монахи – я даже их имён не называю, а вот Александр Леонидович – он профессор, ведущий специалист в области сектоведения, и его оценка авторитетна.

Отсюда делаем следующий вывод: поскольку по формальным критериям под секты подходят практически все приходы и монастыри, для действительной их проверки требуется экспертная и при этом, по свидетельству самого проф. А. Л. Дворкина, субъективная оценка.


К чему я говорю всё это? Сам я по профессии биолог, и мне как биологу свойственно смотреть на Церковь как на целостный организм, который имеет много членов. Впрочем, и ап. Павел так же учил в Послании к Коринфянам: «Как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, - так и Христос. … Если нога скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не рука, то неужели она потому не принадлежит к телу?» (1Кор.12:12,15) и так далее.

В организме есть система, которая называется иммунной – это защитная система организма. Она определяет чужеродные антигены, и, условно говоря, уничтожает их. (В действительности там всё немного сложнее, но нам сейчас это не важно.) Но в системе организма лежит жёсткий запрет на образование антител к тем белкам, которые принадлежат самому организму. Если организм нарушает этот запрет, образуются так называемые аутоиммунные заболевания, к примеру, системная красная волчанка, или ревматоидный артрит и другие. Это страшные заболевания: организм начинает пожирать сам себя изнутри. Чтобы этого не случилось, природа и наложила запрет для иммунной системы организма на борьбу с эндогенными заболеваниями, с его "внутренними врагами". В том-то и смысл иммунной системы организма, что она борется с внешними угрозами и никогда не борется с самим организмом, даже если это какие-то новообразования. Допустим, как было бы хорошо, если бы организм сам пожирал раковые опухоли, как было бы здорово! – просто проиммунизировал человека, образовались антитела, и рака нет. Тем не менее в организме лежит жёсткий запрет на такой механизм, потому что если начнут вырабатываться антитела на собственные белки (даже если они и взяты из раковых клеток), то организм съест сам себя.


И вот вопрос: в организме Церкви те системы, которые отвечают за защиту Церкви от внешних воздействий, могут ли они участвовать в определении внутренних болезней Церкви? Проблема-то существует! – младостарчество, лжестарчество (что делать, к сожалению, это всё есть в нашей Церкви). Но специалисты по сектоведению, могут ли они принимать участие в борьбе с этими процессами? Не начнутся ли у нас внутренние аутоиммунные заболевания? Не начнёт ли Церковь пожирать сама себя изнутри? – при активном участии подобных структур. Это первый вопрос.

А второй вопрос: не являемся ли мы свидетелями начала некоего исторического процесса? Я имею в виду образование какой-то новой специализированной и формализованной структуры, которая как раз за эту роль и будет отвечать, возьмётся за определение тех приходов и монастырей, которые Церкви следует элиминировать? Этакая внутренняя рецепторная система, может быть, даже и исполнительная, инквизиторская. Не увидим ли мы продолжения этой истории, или это просто частный случай? Кто знает!


А как раньше Церковь решала подобные проблемы? – Властью Епископа, только так! Епископу доносили о возникшей проблеме, он проводил дознание или расследование и принимал соответствующие решения. Дело в том, что подобные проблемы и их решение требуют духовного рассуждения и Благодати Святаго Духа, соответствующей сану. Тут не достаточно опыта, человеческого чутья и знаний, потому что в любом случае придётся резать по живому – это внутренняя проблема и болезнь Церкви. Либо предательство каких-то людей, коварство, донос, месть – такое тоже бывает. Поэтому пускай лучше всё остаётся по-старому! У нас есть Владыки, у нас есть Святейший Патриарх, вот лучше они пускай и занимаются подобными проблемами. А мы будем пребывать у них в послушании.

Богу нашему слава! Всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Простите меня, грешного!


[1] ENGLISH: «Everyone should have a Spiritual Father. If you don’t, you have a fool leading yourself, which is yourself».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded